Привет с того света!

(временная вывеска)


Previous Entry Share Next Entry

Полярный Урал - 2009 (дни 1-2)

Я начинаю рассказ о походе на Полярный Урал. Маршрут - см. выше. Как всегда, вот здесь можно посмотреть на маршрут на карте.

День первый.
Два дня в поезде пролетели незаметно. Очень удачно, что ехали мы в старом добром плацкартном вагоне без стеклопакетов, тридцатиградусной жары и прочих ублюдочных нововведений от РЖД. В 8:37 утра 5 апреля, строго по расписанию, мы выгрузились на станции Сейда. Сейда - почти последняя общая станция веток на Воркуту и Лабытнанги. И, хотя кроме собственно станции, магазина и пары бараков посреди тундры здесь ничего нет, по местным масштабам это важнейший железнодорожный узел. Последняя станция - Чум, но там нет совсем ничего. На улице около 20 градусов мороза, и заметно дует. С непривычки довольно дубово. Нам ждать 3 часа пересадки на поезд Воркута-Лабытнанги. На станции есть небольшой зал ожидания, который забит весьма разношерстной публикой. В основном работяги из Воркуты, едущие на заработки куда-то на восток. Цыгане. Железнодорожный рабочий, изрядно поморозившийся со вчерашнего дня. Наше ожидание было скрашено одним из работяг, который исполнял на публику сомнительные песни собственного сочинения под гитару. Публика была в восторге; как нам объяснили, это был известный местный талант, который никак не может найти себе официального признания.

Между тем подоспел и поезд. Не то чтобы он был забит до отказа, но свободного места было немного. Приткнув куда-то наши рюкзаки и лыжи, мы нашли место и себе. Нашими сокупейниками оказались вполне приятные собеседники - железнодорожные рабочие. Нам рассказали про вахтовку и двадцать с лишнем человек в ней, замерзших недавно в тундре (машина сломалась, а связи не было), про то как ветер в прошлом месяце сломал светофор на железной дороге и еще множество похожих историй. Общий лейтмотив был, как всегда, понятен - наверное, мы сдохнем. Надо заметить, что в целом публика в поезде отнюдь не доброжелательна друг к другу. Много пьяных быкующих рож, и попасть случайно под раздачу вполне реалистично. Поэтому мы не слишком расстроились, когда в 14:45 поезд наконец прибыл на станцию Елецкая - в начальный пункт нашего маршрута.

Первым, что мы увидели, выгрузившись из поезда, была группа москвичей (точнее, 2х москвичей и одного казанца), грузившая свои пожитки на снегоход. На наш вопрос "куда?" был получен ожидаемый ответ - "под Пайер". Однако переговоры о совместной заброске к успеху не привели. На 2 снегохода с санями, имевшихся в распоряжении, 5 пассажиров с вещами решительно не помещались. Нам предложили заброску на следующий день, однако нас не устроила цена (9000 рублей). Москвичи уехали. Пока перепаковывались на вокзале, успели увидеть через окно промчавшуюся на огромной скорости ненецкую оленью упряжку - зрелище фантастическое.

Итак, примерно в 15:30 мы выдвинулись со станции в тундру в сторону гор. Мороз -23 и основательный ветер. Видимость - несколько километров. До гор километров 40 и их не видно. За пару часов прошли 10 с чем-то километров и остановились, спрятавшись от ветра в небольшом понижении. Правда, вскоре после того, как начали обустройство лагеря, направление ветра чуть поменялось, и наша естественная защита перестала работать.

Вот наши первые ветрозащитные сооружения, весьма скромные:



Строили мы их так: копался карьер для выработки снежных кирпичей, которые шли на строительство круговой стены вокруг карьера. На дно карьера ставилась палатка. В итоге стенка из двух рядов кирпичей уже основательно защищала палатку от ветра. Пока ставили лагерь, видели радугу, вызванную преломлением лучей солнца в снежной пыли у поверхности земли:

А потом полюбовались на чудесный тундровый закат:

Вечером -26.

День второй.
С утра -23 и сильный ветер. Стенка работает очень хорошо - ветер был обнаружен только лишь по вылезанию из палатки. Утро принесло новые ощущения. Раньше я, честно говоря, не понимал, почему в отчетах по Полярному Уралу постоянно упоминается строительство снежных туалетов. Теперь же я понял это очень хорошо :). Несмотря на то, что погода в целом ухудшилась, мы впервые увидели горы, находящиеся примерно в 30 км от нас:

Собрались и отправились в путь. Несмотря на наличие видимости, небо не слишком отличимо от земли, только редкие кусты помогают уловить разницу. Где-то к 12 часам погода стала лучше, и ветер чуть стих. К 3 часам дня преодолели увал Качамыльк, после чего в тундре появились явственные следы близкого присутствия оленей.

И действительно, вскоре мы увидели стадо прямо по курсу

Подошли ближе: только олени, ни людей, ни лаек. Олени не слишком испугались нашему появлению, а некоторые наиболее любопытные особи пришли знакомиться.




Наибольший интерес проявлял олень в ошейнике со спиленными рогами — "олень-друг":

По случаю встречи со стадом устроили большую фотосессию. Но надо ведь и дальше идти! Выдвинулись вперед, однако наш друг жаждал общения и не хотел расставаться. Тут выяснилась одна интересная подробность. Один мой знакомый рассказывал, что справить большую нужду в тундре бывает не так просто. Как-то раз, только что проделав это, он услышал прямо за собой бодрое чавканье лайки, поедающей свежие результаты его жизнедеятельности. Так вот — с малой нуждой тоже не все так просто. Олень буквально лез мордой под струю в надежде скорее добыть вожделенный желтый снег. Вот до чего сушняк доводит! Видимо, сделав для себя вывод, что с нами не пропадешь, наш друг сопровождал нас до конца дня. Между тем, мы зашли за перегиб, и прямая видимость со стадом была утрачена. Если кто не знает — северный олень довольно тупое животное. Так вот, несмотря на то, что от стада прошли мы всего лишь километра 4, скоро стало ясно, что у нашего друга нет никаких идей, как вернуться восвояси. Теперь мы были его единственными хозяевами. Мы же занялись снежным строительством:

Вечер был прекрасен. Ветер стих, и было очень тепло. Петя высказал предположение, что на улице градусов 10, однако приборы показали, что он ошибся на десятку (было 20). С места стоянки открывался прекрасный вид на массив Пайера, до которого оставалось километров 10:

Все было хорошо, оставался лишь вопрос, что делать с нашим другом. Я побегал за ним по тундре с лыжной палкой, олень убегал от палатки не слишком далеко, но неизменно возвращался назад по дуге с другой стороны.

Солнце село, и тут же стало заметно холоднее. Надо было лезть в палатку, однако олень был в полной растерянности и явно раздумывал над тем, чтобы преодолеть снежные заграждения, чтобы быть поближе к нам. Перспектива быть потоптанным нашим другом, находясь внутри палатки, была не слишком привлекательна. Но и не сидеть же из-за этого снаружи! Мы забрались в палатку с единственной надеждой, что истинные хозяева оленя обнаружат его пропажу и приедут за ним. Так оно и получилось. Вскоре после того, как мы переоделись в палатке, послышался звук снегохода. Приехали ненец с ребенком. Мы вылезли познакомится и объяснить ситуацию. Однако объяснять было ничего не надо, ненец все прекрасно понимал. Оставалось поймать нашего друга, маленько напуганного летавшими в него ранее лыжными палками. Сначала ненец пытался приманить оленя каким-то лакомством из кармана, но олень остался равнодушен. Но хитрый ненец знал, что надо делать! Достаточно было лишь расстегнуть ширинку, как олень был тут как тут, пойман и пристегнут ко снегоходу. После чего мы попрощались, снегоход с оленем понеслись назад в тундру, а мы отправились в палатку готовить ужин.

(Продолжение следует)
Всевидящее Око

  • 1
boser_schwarz May 6th, 2009
Хороший слог, вдумчивые описания, интересно читать. Отличный отчет, ждём продолжения.:)

serge_g239 May 6th, 2009
В твоих словах я чувствую какой-то подвох :)

boser_schwarz May 6th, 2009
И совершенно напрасно.

mboyarskov October 22nd, 2009
Отлично написали.
Читаю дальше )

serge_g239 October 23rd, 2009
спасибо!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account